Прививка оспа

Содержание

История вакцинации от оспы: кто придумал первую вакцину и когда перестали делать прививки?

В связи с появлением в Европе, в Украине и в России, в частности в Волгоградской области, таких инфекционных заболеваний, как корь и ветрянка, возобновились дискуссии между последователями и противниками вакцинации. Но речь в этом обзоре пойдет о другом заразном заболевании, о черной оспе, как о примере того, что история оспенной вакцины дает понять – человечество обладает возможностями для того, чтобы обуздать любые эпидемии инфекционных болезней.

Что касается продолжающихся споров о вакцинациях, то, казалось, что вопрос о необходимости прививок был окончательно закрыт, и начинать дискуссии по этому поводу является бессмысленным занятием, когда еще в 1980-м было объявлено о полной победе над оспой. Что стало результатом инициативы Советского Союза, который в 1958-м на саммите ВОЗ предложил осуществить оспенную вакцинацию всем людям в мире.

Однако сейчас под влиянием ложной информации или фейк-ньюс о вреде прививок, появилось много сторонников отказа от вакцинации. Отказ от прививок толкает не только этих людей и их окружение на смертельную опасность, но и все человечество ставит под угрозу эпидемий.

Кто придумал, а также сделал прививку от оспы впервые?

На протяжении столетий население планеты подвергалось заражению такого заболевания, как черная или натуральная оспа, появившейся еще в глубокой древности в результате мутации вируса болезни верблюдов, унося десятки тысяч ежегодно, а при эпидемиях и миллионы людских жизней.

Что касается оспенных эпидемий, то впервые о них стало известно в 4-м веке в Китае и в 6-м веке на Корейском полуострове уже нашей эры. Причем эпидемия оспы 6-го века погубила половину тогдашнего населения корейцев.

В 8-м веке оспа появилась на территории теперешней Европы и Ближнего Востока, в частности в Испании и в Италии, на Сицилии, в Палестине. Пик оспенной эпидемии в Старом Свете пришелся на 15-й век, и в последующие времена эта инфекция уносила жизни около миллиона европейцев ежегодно.

Что касается появления такого метода борьбы с инфекцией, как прививание, то еще китайские лекари заметили, что те, кто переболел оспой, в дальнейшем не подвергались заражению. В 10-м веке китайские врачи освоили первый метод вдувания через трубку в нос пациентов частиц из оспенных болячек.

Правда, этот способ был опасен, так как существовал риск, что материал может быть взят у больных с острой степенью заболевания, что вело к гибели привитых.

Есть документальное подтверждение тому, что в 1701-м константинопольские врачи (переняв этот опыт у черкесов) освоили метод прививки, который назвали вариоляцией (variola толмачами с латыни переводится как оспа). Хотя и не всегда вариоляция была успешной, так как от 1 до 3-х процентов привитых все равно умирали.

А в периоды эпидемий смертность среди тех, кому не делали вариоляцию, доходила до 20 процентов заболевших. В Англию материал для вариоляции привезла жена посла в Константинополе по имени Мэри Монтегю, сделав прививку от оспы сначала своему ребенку, а затем уговорила привить детей Уэльскую принцессу.

Однако перед тем как сделать вариоляцию детям королевской семьи, прививание осуществили полдюжины заключенным, пообещав им освобождение. Дата 1722-й год считается началом распространения вариоляции в Англии, после того как были привиты двое девочек королевской семьи.

Интересен факт, что мотивом для вариоляции детей, причем именно девочек, было то, что оспенные шрамы обезображивали лица переболевших, и это было скорее не заботой о здоровье, а о красоте будущих невест.

А что касается России, то 1768 год ознаменован тем, что первой решившейся сделать прививку от оспы стала Екатерина Великая, но об этом позже.

Современная иммунология считает, что первый изобретатель оспенной вакцины – это английский врач по имени Эдвард Дженнер, который в 1798-м опубликовал результаты прививок от коровьей оспы человеку.

Сам способ вакцинации придумал все-таки не он, а некий английский фермер Бенджамин Джести, который в 1774-м вязальной иглой ввел коровью оспу как своей жене, так и ребенку с целью их защиты от черной оспы.

Как Эдвард Дженнер получил оспенную вакцину?

Как и любое изобретение, открытие озаряет наблюдательных людей. Эдвард Дженнер заметил парадокс доярок, которые не заражаются оспой.

Поэтому он сделал предположение, что между заболеваниями людей и животных существует обратная связь и пришел к заключению о необходимости намеренно заражать людей коровьей болезнью для защиты их от черной оспы.

Кстати, термин «вакцинация» начал использовать первым Дженнер, так как vaccinia – это название коровьей оспы по латыни. Его заслуга в том, что он первым опубликовал свои исследования, хотя признание вакцинация от оспы получила позже, в 19-м веке.

Кому первому ввели оспенную вакцину?

В 1796-м Дженнер прививает коровью оспу Фиппсу, мальчику восьми лет. Когда тот переболел, врач заразил его натуральной оспой, и в результате Фиппс остался здоров.

Этот опыт Дженнера есть во всех учебниках по иммунологии, однако далеко не во всех публикациях говорится, что он не первый и далеко не единственный, кто додумался прививать коровью оспу для защиты от настоящей инфекции.

Кроме упоминаемого ранее фермера Джасти процедуру вакцинации осуществил в 1791-м некий Петер Плетт. Кстати, он тоже пришел к мнению о необходимости преднамеренного заражения коровьей оспой в результате наблюдения за доярками.

Ради справедливости следует признать, что именно безвестным дояркам нужно отдать первенство по прививкам оспенной вакцины.

История вакцинации в России

Вплоть до 17-го века нет письменных упоминаний об оспе в России, однако это не говорит о том, что болезнь отсутствовала. И тут в 1730-м от оспы умирает в юном возрасте император Петр II. Потом заражается Петр III, он выживает и до конца жизни испытывает комплексы в связи с уродством.

Инициатором вариоляции в России стала Екатерина, вероятно, видя перед собой обезображенное оспой лицо своего мужа Петра III.

Она же и показала пример своим подданным, одной из первых сделав прививку в 1768-м, которую осуществил английский врач Томас Дистейл. Императрица настояла на том, чтобы прошли вариоляцию как наследник престола, так и впоследствии ее внуки. Помимо этого, она издала указ о массовых прививках.

И первым стали в России это делать учащимся кадетам, а также солдатам и офицерам императорской армии. Ясно, что методология прививок была иногда губительной, но это, тем не менее, дало свои результаты резким снижением распространения инфекции и, безусловно, спасло многие сотни тысяч жизней.

Первым привитым по методике Дженнера в России стал мальчик Антон, которому в 1801-м императрица Мария Федоровна дала фамилию Вакцинов. Оспенные прививки в России применялись повсеместно вплоть до 1919-го, когда это стало обязательной процедурой.

К 1935 году в СССР заболело 3 тыс. человек. А в следующем 1936-м уже не было случаев такого заболевания. Правда, в самом конце 50-х была вспышка оспы в Москве, что распространилась от советского туриста, который путешествовал в Индии. Заболело тогда около 50 человек, и трое зараженных умерли.

В 1958-м Советский Союз инициировал на Ассамблее здравоохранения принятие программы борьбы с оспой. И, как результат, через 20 лет, а именно в 1978-м не было зафиксировано ни одного заболевания черной оспой в мире.

Когда перестали делать прививку от оспы?

Массовый характер прививок от оспы сделал окончательной победу над инфекцией в мире, которая была объявлена в 1980-м.

В 1982-м оспенная прививка на территории Советского Союза была прекращена. Что касается других стран, то информация насчет оспопрививания противоречивая.

Известно, что, например, в США, в 2001-ом рассылка писем с якобы сибирской язвой и в связи с угрозой распространения также и черной оспы вынудила Президента этой страны приказать сделать оспенную вакцинацию всем военнослужащим.

В каких случаях детей и взрослых прививают оспенной вакциной?

Сейчас оспенную прививку в России не проводят. Но, тем не менее, есть риски заражения этой болезнью некоторых категорий работников (например, тех, кто по роду службы занимается с обезьянами), и они должны проходить вакцинацию в обязательном порядке.

Если обнаружится заболевание черной оспой на какой-либо территории, то в этом случае вакцинации подвергаются все жители региона: и дети, и взрослые. Именно так было во время московской вспышки оспы, когда все население столицы прошло вакцинацию.

Видео по теме

От чего исчезла натуральная оспа? Помогли ли этому прививки? Ответы в видео:

Уже несколько поколений россиян не прошли оспенную вакцинацию, поэтому врачи бьют тревогу о том, что иммунизация населения настолько ослабла, что является угрозой в виде появления вспышек инфекции оспы.

1799: Первая вакцинация против оспы

Долгие годы натуральная или чёрная оспа считалась не просто болезнью, а божьим наказанием. И неудивительно — на рубеже XVII—XVIII вв. она ежегодно уносила жизни 400 тыс. европейцев, при том, что всё население Европы в то время составляло около 100 млн человек.

С другой стороны, отношение к оспе как к бичу божьему сильно затрудняло борьбу с этой инфекцией. Ещё в Средние века люди заметили, что человек, переболевший оспой однажды, становится невосприимчив к болезни на всю оставшуюся жизнь. Тогда же появилась идея заражаться специально, в тот момент, когда организм в лучшей форме и шансы пережить болезнь максимальны. Однако эта идея не получила поддержки учёных Парижского медицинского факультета, назвавших её «средством магии» и решительно отвергнувших.

В то же время жители Китая и Индии столетиями защищались от оспы, вводя здоровым людям содержимое оспенных пузырьков больных или надевая одежду умерших от оспы. Как правило, это приводило к тому, что «привитый» заболевал — но болезнь протекала в лёгкой форме, с образованием 20—30 пустул. В Европе такая «прививка» получила название «вариоляция» (от лат. variola — оспа). Привезена она была в 1721 (по другим данным — в 1717 или в 1718) году женой английского посла в Константинополе леди Мэри Уортли Монтегю (Mary Wortley Montague). К сожалению, вариоляция не только защищала от оспы, но и способствовала её распространению и даже послужила причиной нескольких эпидемий. Поиски более безопасного средства борьбы с оспой продолжались.

Британский врач Эдвард Дженнер (Edward Jenner) во время борьбы с очередной эпидемией заметил, что доярки, перенёсшие безобидную коровью оспу, никогда не заболевают оспой натуральной. Более того, информация о защитной силе коровьей оспы была широко распространена среди крестьян. Они знали, что пустулы коровьей оспы остаются в месте заражения, не распространяясь по телу, а затем заживают, оставляя после себя несколько малозаметных рубцов.

Чтобы удостовериться, что коровья оспа действительно предохраняет от заражения натуральной оспой, Дженнер подверг нескольких перенёсших коровью оспу добровольцев вариоляции — и ни один из них не заболел.

На следующем этапе своей работы Дженнер решил использовать вместо коровьего гноя жидкость, полученную из пустул привитых людей. 14 мая 1796 г. он привил таким образом 8-летнего мальчика по имени Джеймс Фиппс. Вскоре после прививки вокруг надреза появилось покраснение и характерные пузырьки, температура тела повысилась — но этим дело и ограничилось. В 1798 г., когда окончательно стало ясно, что прививка работает, Дженнер опубликовал сочинение «Исследование причин и действие коровьей оспы», в котором детально описал своё открытие. Труд был выпущен в свет, несмотря на то, что члены Лондонского королевского общества (Royal Society) рекомендовали Дженнеру «не рисковать своей репутацией представлением учёному органу всего, что выглядит таким расходящимся с установившимся знанием».

Как ни стараются паникеры нагнетать обстановку вокруг коронавируса, повод для радости есть. В ночь на пятницу 20 марта Роспотребнадзор сообщил о начале испытаний вакцины против коронавируса. Ранее нашим ученым первым в мире удалось расшифровать полный геном COVID-19. Враг будет разбит, победа будет за нами. Эти слова вполне можно отнести к текущей ситуации. Медицинская история нашей страны знает немало случаев, когда вплотную к нам подходили серьезнейшие болезни, но нашим специалистам всегда удавалось предотвратить Апокалипсис.

Как сказал профессор, член Нью-Йоркской академии наук, руководитель отдела микробиологии латентных инфекций Института им. Гамалеи Виктор Зуев, «Мы побеждали не какой-то там коронавирус, мы справлялись с холерой и черной оспой».

Не сомневаясь в победе наших врачей, мы расскажем о трех случаях предотвращенной угрозы.

Эпидемия холеры в 1970 году

«На Дерибасовской случилася холера, ее схватила одна Ъ от кавалера», — пелось в одной советской песенке семидесятых годов. Об эпидемии холеры, вспыхнувшей в СССР в 1970 году, недавно напомнил фильм Тодоровского-младшего: «Одесса», в основу которого легли его воспоминания. Однажды, приехав погостить к бабушке и дедушке, они с папой оказались на карантине и не смогли выехать обратно в Москву. В фильме эпидемия носит фоновый характер, поэтому какие-то факты о том, как боролись с болезнью, почерпнуть трудно. А вот писатель и автор детективов Сергей Литвинов знает об этом не понаслышке.

— Холеру-1970 мы наблюдали «из первого ряда», — вспоминает Сергей. — Лето я проводил обычно у бабушки с дедушкой в портовом Новороссийске: море, фрукты, казаки-разбойники, ставрида. И вот приходит пора уезжать домой, к родителям. А тут, бац: по случаю холеры город закрыт! Билетов не продают. Ни на поезд, ни на самолет, ни на автобус. Реально из города нельзя выехать.

Первые жертвы появились в Батуми и в Астрахани, но потом болезнь затронула все побережье Северного Кавказа, Крым, Одессу. Заболевших выявляли и в Москве, и в Ленинграде, и в Киеве.

Конечно, выдерживать карантин мало кому хотелось, поэтому люди предпринимали попытки выехать тайком. Однако немногочисленные частные машины на трассах разворачивали назад ГАИ и военные. До сих пор данные рассекречены не по всем городам, но в одной только Одессе для поддержания карантина были задействованы 5000 солдат, 9 катеров, 5 вертолетов.

— Чтобы доехать тайными тропами до Краснодара, брали с тех, кому очень надо, по сто рублей. Сумасшедшие деньги по тем временам, среднемесячная зарплата! — говорит Литвинов.

В отличие от нынешнего коронавируса, про холеру-1970 не писали газеты и не сообщали по радио и телевидению, однако народное творчество оповещало быстрее, чем СМИ. Например, Владимир Высоцкий посвятил холере целую песню:

Закрыт Кавказ, горит «Аэрофлот»

И в Астрахани лихо жгут арбузы, —

Но от станка рабочий не уйдет,

И крепнут все равно здоровья узы.

Убытки терпит целая страна,

Но вера есть, все зиждется на вере, —

Объявлена смертельная война

Одной несчастной, бедненькой холере!..

Холера не была ни несчастной, ни бедненькой. Из отпусков отозвали всех медиков. Мобилизовали всех студентов, будущих докторов. Бригады медработников обходили дома, выявляли кишечные заболевания, отрабатывали контакты заболевших.

Афиша фильма «Одесса» (2019 г.)

Писатель вспоминает, как однажды в его дворе среди ночи всех жильцов вдруг увезли санитарные машины, а подъезд забили крест-накрест досками и поставили постового милиционера: «Никто ничего не объявлял, но просочились слухи, что скончался дедушка, живший в подъезде, а при вскрытии в теле обнаружили холерный вибрион».

Среди тех, кого увезли санитарные машины, была и одноклассница Сергея Литвинова.

В обсервации на базе отдыха девушка провела три недели, а по возвращении стала местной знаменитостью и рассказывала однокашникам, как им не давали выходить, кормили три раза в день и выдавали по две таблетки тетрациклина. Всего в обсервациях по Союзу прошли карантин более 180 тысяч человек. Тетрациклин выдали более чем миллиону человек. Увезенным не дали взять с собой даже книжек, и они жаловались на адскую скуку. Однако благодаря предпринятым мерам заболевших было минимальное количество. Около 927 человек — в Астрахани (и области), 158 – в Керчи, 126 – в Одессе. К сожалению, совсем без жертв не обошлось. В Украинской ССР (в основном в Керчи и Одессе) по рассекреченным данным КГБ, погиб 21 человек.

Черная оспа в Москве

После 1982 года советским детям перестали делать прививки от оспы. Поэтому если хотите определить возраст человека – посмотрите на его плечо, обычно левое. Если есть оспинка – значит, он старше тридцати семи лет. Впрочем, считалось, что победили оспу раньше. Когда в 1959 году на консилиуме врачей молодая ординатор Боткинской больницы пискнула, что симптомы заболевания одного из пациентов похожи на оспу, старшие коллеги только посмеялись:

— Что вы, голубушка, оспы в Советском Союзе давно нет.

Старшие коллеги оказались неправы.

— Доподлинно известно: оспу в Москву в конце 1959-го года завез дважды лауреат Сталинской премии художник-плакатист Алексей Кокорекин, кстати, его внучка – известная ныне телеведущая Ольга Кокорекина, — рассказывает Сергей Литвинов. — В составе делегации советских художников и писателей Кокорекин посетил братскую Индию. Любознательный художник побывал на ритуальном сожжении браминов в городе мертвых Варанаси. Делал наброски в блокнот, приближался к телу и даже прикупил на память ковер, доставшийся от брамина. Конечно, он не ведал, что брамин умер от черной оспы.

По возвращении в Москву художник с кучей подарков поехал к своей любимой женщине. И только на следующий день, подгадав рейс из Дели, объявился в семье. Вскоре у него поднялась высокая температура. Появились высыпания на теле. С диагнозом: «грипп» Кокорекина госпитализировали в Боткинскую больницу. В палату с такими же, как он, «гриппозными» больными.

Случаев оспы в СССР не знали с 1936 года. Даже в отсталых среднеазиатских республиках с ней удалось справиться, благодаря поголовной вакцинации. Однако за почти четверть века кто-то уклонялся от прививки, случалась некачественная вакцина, плюс по стране прокатилась страшная война. Вдобавок ко всему медики знали, что спустя примерно десять лет действие прививки ослабевает. Если бы оспа и впрямь ворвалась в самый населенный город СССР, Москву бы просто выкосило. Лекарства против оспы не существует, смертность достигает 90 процентов, к тому же болезнь страшно заразная. От больного Кокорекина (а оспу у художника подтвердили, когда тот уже покрылся черной коркой) вирус по вентиляционной трубе передался этажом ниже. Заболел персонал больницы, родственники «индийского гостя», а больничный истопник подхватил оспу, просто проходя мимо палаты.

Фото: Набатов Юрий/Фотохроника ТАСС

Когда масштабы возможного бедствия дошли до вирусологов, они забили тревогу. Информация ушла на самый верх, а оттуда последовала команда: любыми способами сдержать эпидемию.

Как рассказывал профессор Виктор Зуев, работавший тогда младшим научным сотрудником НИИ вакцин и сывороток имени Мечникова, работники КГБ, врачи, милиция проделали титаническую работу по сдерживанию вируса. Боткинскую больницу перевели на казарменное положение. Больных и персонал перестали выпускать с территории. Спецслужбы отработали все контакты Кокорекина. Взяли на карантин пассажиров самолета, которые летели с художником из Дели в Москву, вычислили таксиста, что вез Кокорекина. Под карантин в больницу на Соколиной горе поместили сокурсников, с кем контактировала студентка-дочь художника и ее будущий муж. В том числе – эвакуировали целую свадьбу с новобрачными.

Но и это еще не все. Спецслужбы отследили и сожгли все импортные вещички и сувениры, привезенные Кокорекиным из командировки, и уже успевшие разойтись по рукам и комиссионкам.

Доктор Зуев сам вызвался отбирать пробы. Как выяснилось впоследствии, у молодого врача самого не было прививки от оспы.

— Не знаю, почему обошлось. Тогда ведь и технологий не было таких, как сейчас. Больные чихали, кашляли. Какие меры безопасности были: приехал, разделся догола, принял душ, надел два халата, две пары перчаток. Ком ваты и толстый слой марли – вместо маски, — делится подробностями профессор.

Из восьмисот госпитализированных оспу обнаружили у сорока.

Потрясающе, что за короткий срок всю пятимиллионную Москву вакцинировали. Но, самое удивительное, что о причинах вакцинации никто ничего не знал. В том числе, и родители Сергея Литвинова. А ведь тема здоровья им была близка:

— В ту пору мама моя как раз была беременна мною. Но сколько я ни пытался выяснить у них подробностей тех событий, говорила: «Мы ничего не знали, не ведали», — вспоминает Сергей.

Из-за секретности не наградили за победу над оспой и врачей. Но, как подчеркивает профессор Зуев, дело, которое они сделали, само по себе было наградой: «Ведь это оспа, а не какой-то коронавирус».

Лишь спустя годы информация стала просачиваться в фильмах. По итогам эпидемии журналист Александр Мильчаков написал повесть «В город пришла беда», на основе которой сняли одноименный художественный телефильм на киностудии Довженко (1966). На советском ТВ его почти не показывали, но сейчас он доступен в Сети. Не нашлось в фильме места сожженым индийским шмоткам, КГБ и милиции. И даже про Индию ничего не сказали, упомянув обтекаемо: «больной заразился на ближнем Востоке». Более подробные сведения об эпидемии можно прочитать в романе Анны и Сергея Литвиновых «Свадьбы не будет».

Сталинская сестренка спасла от холеры Сталинград

Еще один пример сокрушительной победы наших врачей связан со Сталинградом. В 1942 году антисанитария на полях сражений вызвала вспышку холеры в стане врага. Болезнь могла легко перекинуться на город, поэтому в Сталинград выехала команда врачей во главе с профессором Зинаидой Виссарионовной Ермольевой.

В среде наших медиков Ермольеву называют «Сталинской сестренкой». Ведь вождь народов обращался к ней не иначе как «сестренка», имея в виду не только общее отчество, но и выдающиеся заслуги этой женщины.

Врачи планировали провести в Сталинграде дезинфекцию и привить военных и гражданских холерным бактериофагом. Однако железнодорожный эшелон, в котором везли препараты, попал под авиаудар, и врачи вышли против болезни с голыми руками.

Поразительны действия Зинаиды Виссарионовны. Доктор немедленно организовала в одном из подвалов разрушенного дома импровизированную лабораторию. Врачи работали с трупами гитлеровцев, выделяя характерные вибрионы холеры и выращивали специфические к ним бактериофаги.

В исторических источниках приводится примечательная телефонная беседа Сталина с Зинаидой Виссарионовной:

«Сестренка, может быть, нам отложить наступление?»

«Мы свое дело выполним до конца!» — ответила сестренка.

За короткое время нужное количество препарата было получено, а беспрецедентная акция по вакцинации и обследованию населения — вошла в медицинские учебники по всему миру.

«В этой борьбе с невидимым опасным врагом принимали участие все, кто оставался в городе, — вспоминали очевидцы событий. — У каждой сандружинницы Красного Креста было под наблюдением 10 квартир, которые они обходили ежедневно, выявляя больных. Другие хлорировали колодцы, дежурили в булочных, на эвакопунктах. Были активно включены в эту борьбу и радио, и пресса».

В сутки вакцину бактериофага получали 50 тысяч человек, а медработники ежедневно обследовали по пятнадцать тысяч горожан.

Ермольева была наделена такими полномочиями, что могла снимать людей даже со строительства оборонительных сооружений города.

К лету 1942 года распространение холеры было остановлено. Полученную Сталинскую премию Ермольева потратила на постройку истребителя Ла-5, получившего ее имя. А свой опыт борьбы с заболеванием описала в монографии «Холера». Кстати, во всем мире доктора Ермольеву называют еще и «госпожа пенициллин». Два года спустя профессор вместе с хирургом Николаем Бурденко успешно испытала на Прибалтийском фронте отечественный пенициллин-крустозин, продукт которого выделила из плесени, которую собственноручно соскабливала со стен подмосковных бомбоубежищ.

Делают ли сегодня прививки от оспы, кому и как?

Оспа — заразная болезнь, опасная тем, что передаётся от больного человека через телесный контакт или воздушно-капельным путём. К счастью, за два последних столетия мир победил большинство инфекций, считавшихся смертельно-опасными. Это случилось благодаря вакцинации. История прививки от оспы насчитывает более 180 лет.

Как называется оспенная вакцина?

Известно две разновидности видов оспы. Это ветряная и натуральная. И если первую можно считать относительно безобидной, то вторая (другое её название – чёрная) унесла множество жизней.

Ещё в средние века было замечено, что человек, переболевший оспой, в дальнейшем от неё уже не пострадает. Тогда и появилась идея специально заражать здоровых людей, так у человека было больше шансов пережить болезнь.

Под оспенной вакциной понимают лечебный предохранительный препарат, изготовленный из вируса коровьей оспы и осповакцины. Что касается вируса коровьей оспы, его получают из возбудителей на коже заражённого животного. Для получения штамма используют коров и овец, кроликов или куриные эмбрионы.

Животным через надрезы в коже втирают вирус, а спустя 5 дней, когда сформируются оспенные пустулы, умерщвляют. Затем гнойничковую сыпь соскабливают и размельчают. Полученную смесь называют оспенным детритом. Осповакцина представляет собой сложный многокомпонентный фермент, схожий с вирусом коровьей оспы.

Его происхождение до конца не выяснено. Считается, что этот вирус изменился в сторону ослабления в результате многократного прохождения через организм животных. Поэтому при вводе в организм человека он не может вызвать оспу, но формирует к ней иммунитет.

Оспенная вакцина — полностью «живой» препарат.

Как выглядела первая вакцина от оспы?

Человечество достаточно хорошо изучило оспу. Болезнь берёт начало на востоке, откуда она распространилась на европейский континент, Африку и Америку.

Смертность от чёрной оспы достигала в то время 70%. Так к концу 18 века Европа представляла собой один сплошной оспинный лазарет. Умершие исчислялись миллионами. У выживших людей на лицах оставались ужасные шрамы.

Заболевание опустошало целые города, и только всеобщая вакцинация остановила распространение эпидемии. Первая противооспенная вакцина была изобретена англичанином Э. Дженнером, врачом по образованию.

Он всю жизнь лечил доярок и заметил, что скотницы, контактирующие с больными животными (оспенные пузырьки были на вымени коров), имели небольшие шрамы на пальцах рук. Но эти щербинки быстро заживали.

А самое главное — женщины в будущем не болели натуральной оспой, из чего Дженнер сделал предположение, что заражение более лёгкой коровьей оспой спасает человека от оспы натуральной и решил проверить свои догадки.

Он взял гной из пузырька на руке скотницы и заразил ими 8-ми летнего мальчика через надрез на его коже. Спустя несколько дней у ребёнка начался жар, а на месте ранки сформировалась пустула.

Тем не менее, температура и прочие симптомы быстро прошли, а гнойник благополучно подсох. Спустя 6 недель Дженнер заразил мальчика уже штаммом вируса опасной чёрной оспы. Однако у ребёнка успел выработаться иммунитет, и он не заболел.

Так, в мае 1796 года была проведена первая в истории вакцинация (от латинского «vaccines» –коровий). А Дженнер сделал вывод, что материал, взятый от животного или человека, заражённого коровьей оспой, защищает в будущем от заболевания оспой натуральной. Нужно заметить, что попытки прививок от оспы были предприняты и до Дженнера.

Так, жители Китая и Индии, спасаясь от инфекции, практиковали заражение здоровых людей гноем оспенных больных. Привитый человек заболевал, но с лёгкой симптоматикой, образовывая на теле 20-30 гнойничков. Этот метод был назван «вариоляцией». «Variola» на латыни означает «оспа».

Но этот способ, хотя и защищал от болезни, часто становился причиной её распространения, а, значит, был небезопасен. У вакцинации сразу появились противники. Ими стали врачи, практикующие вариоляцию, поскольку она угрожала их заработку, и церковь, утверждавшая, что это богопротивное дело.

Но британский двор поддержал Дженнера. А в 1803 году, когда данные по успешной вакцинации подтвердились в нескольких странах, в Лондоне был учреждён институт оспопрививания, бессменным руководителем которого стал доктор Дженнер.

Что касается России, то здесь методика английского врача впервые была опробована только в 1801 году. В 20-ом столетии вакцинация уже активно практиковалась во всех странах.

Делают ли сейчас прививку от оспы?

Массовая вакцинация на сегодняшний день не проводится, поскольку с 1980 года инфекция считается полностью ликвидированной. Но и сейчас есть люди, профессия которых предполагает определённый риск заражения натуральной оспой.

Согласно постановлению Минздрава России, к группе риска относятся:

  • врачи-эпидемиологи (и их помощники) территориальных органов, подотчётных Роспотребнадзору;
  • старший и младший медперсонал инфекционных отделений и клиник, связанный с лабораторными исследованиями на ортопоксивирусы;
  • бригады скорой помощи, работающие в очаге инфекции: госпиталях и изоляторах, а также занятые эвакуацией больных и вакцинацией;
  • врачи-дезинфекционисты, медсёстры и санитарки вирусологических отделов дезинфекции и лабораторий.

В случае выявления очагов натуральной оспы на территории РФ обязательной вакцинации и ревакцинации подлежат:

  • перечисленные выше категории лиц независимо от результата и времени проведения предшествующей прививки;
  • лица, имевшие непосредственный контакт с больным с подозрением на оспу и его вещами.

Обязательная очередная ревакцинацию у перечисленных групп риска проводится через 5 лет.

Разновидности

На территории Российской Федерации на сегодняшний день существует 3 разновидности противооспенных вакцин для разных целей:

  • живая сухая (делается накожно);
  • мёртвая сухая (используется в случае 2-х этапной вакцинации);
  • живая эмбриональная (или ТЭОВак) в таблетированной форме.

Живая (дивергентная)

Данная вакцина целесообразна для экстренного прививания. Причём для выработки иммунизирующей способности достаточно одной дозы. Штамм выращивают на кожном покрове телят. К полученному активному компоненту (живому вирусу) добавляют стабилизатор и растворитель-глицерин. Вакцина выпускается в виде ампул разной дозировки.

Мертвая (инактивированная)

Инактивированные вакцины предназначены только людям, ранее не прививавшимся и имеющим возрастной риск к развитию поствакциональных осложнений. Для ревакцинации её не применяют.

Штамм данного вида вируса культивируют также на коже телят. Но затем живой компонент разрушают гамма-излучением. Полученную вакцину разбавляют физраствором. Производится в виде ампул.

Существует ещё один вид вакцины: оспенная эмбриональная или ТОЭВак. Здесь активным компонентом выступает живой вирус вакцины. Его выращивают в теле куриного эмбриона. Затем препарат высушивают, добавляют стабилизатор и специальные наполнители.

Далее прессуют в таблетки. Этот вид вакцины используется только для ревакцинации. Таблетки имеют сладковатый вкус с запахом ванилина. Одна штука соответствует одной дозе.

Схема проведения вакцинации

Противооспенные прививки делаются только с разрешения граждан. Им предварительно сообщается об особенностях вакцинального процесса и возможных осложнениях.

Если человек соглашается, он проходит тщательное медобследование на предмет возможных противопоказаний. Когда пациент не согласен на вакцинацию, он должен написать отказ в письменной форме, о чём будет сделана отметка в его медицинской карте.

Обязательно в день прививки человеку измеряют температуру. Если она повышена, процедура отменяется. Прививки проводятся в специально организованных пунктах или кабинетах с применением всей необходимой техники. Вакцинация осуществляется только медработниками, прошедшими специальную подготовку.

Дивергентную прививку проводят отдельными стерильными инструментами: оспопрививальным пером и 2-х зубцовой иглой. Место укола: наружная часть плеча с чистой кожей, без вакцинальных рубцов. Если всё сделано правильно, в месте накалывания появится слабое набухание краёв кожи.

При 2-х этапном методе вакцину вводят в 2 приёма. Сначала делается укол инактивированным препаратом. А через неделю вводится уже живой вирус. Если в этот срок уложиться не получается, повторную вакцинацию допускается сделать в течение последующих 2-х месяцев.

Дивергентная прививка проводится уже на другой руке. Это может быть 1 надрез с помощью оспопрививального пера или 5 уколов 2-х зубцовой иглой.

Выполненная прививка регистрируется в:

  • карте больного;
  • сертификате профилактических прививок установленного образца;
  • специальном журнале учёта.

После осповакцинации, когда спадут все присущие ей воспаления, на месте укола сформируется рубец диаметром до 1 см.

Противопоказания к оспопрививанию

Противопоказаний довольно много. Вакцинация исключается для:

  • беременных женщин и детей до 1 года;
  • при аллергии на любой компонент препарата;
  • если имеется ДЦП и болезнь Дауна;
  • при дерматитах и артритах;
  • в случае любых онкологий;
  • при бронхиальной астме;
  • ВИЧ- инфекции;
  • при нефропатиях и др.

При ряде болезней прививку сделать можно, если состояние больного улучшилось, а врач дал своё согласие. Сюда относится:

  • сахарный диабет;
  • болезни сердца;
  • астма;
  • нарушения кожного покрова;
  • хроническая пневмония;
  • психические заболевания и др.

Не рекомендуется прививаться от оспы тем пациентам, которые систематически принимают глюкокортикоиды.

Шрам и другие осложнения после оспенной прививки

Шрам после оспенной прививки будет обязательно, но это не страшно. Печально, что вакцинация может дать осложнения. Это случается, если у прививаемого лица вовремя не были выявлены различного рода иммунологические дефициты, хронические патологии или аллергии.

Возможные осложнения таковы:

  • вакцинальная экзема;
  • прогрессирующая вакциния;
  • поствакцинальный энцефалит;
  • генерализованная вакциния;
  • полирадикулоневрит.

И хотя тяжёлые воспаления после оспенной прививки крайне редки, их лечением и профилактикой должен заниматься только специалист.

Отзывы

Врачи-инфекционисты в последнее время отмечают рост популярности вакцинации от ветряной оспы, особенно среди детей. Эта прививка не грозит летальным исходом и переносится довольно легко, а карантинный период довольно короток. Родители отмечают, что эффективность прививки высока, если её применить в первые 2 дня. Большинство отзывов — за проведение вакцинации.

Несет ли реальную опасность вакцинация? Ответ в видео:

Человечество сумело победить оспу навсегда. Но существуют и другие опасные инфекции, которые могут проявиться в любой момент. Поэтому так важны прививки – главный фактор в борьбе с глобальными вирусами.

Прививки от оспы: главное, что до сих пор отличает людей старшего поколения

Дарья Алексеева, 26 октября 2017, 00:05 — REGNUM Оспа — одна из древнейших инфекционных болезней, буквально косившая жителей разных стран и континентов на протяжении многих веков. Судя по древнеегипетским рукописям, оспа возникла в Центральной Африке. Египетские мумии со следами перенесенной оспы доказывают существование ее в Египте в третьем тысячелетии до н.э. В китайских источниках оспа упоминается уже в 12-м веке до н.э.; похожая на оспу болезнь описана в индийских документах 9-го века до н.э. Значительно позже, только в 4-м веке после Рождества Христова, оспа попала из Северо-Восточной Африки в Аравию, еще через два века — в Европу, где в течение двух столетий буквально бичевала страны: эпидемии отмечены во Франции, Италии, Испании. В Россию оспа была завезена, как и в Германию, в 15-м веке. Еще через сотню лет испанские колонизаторы занесли оспу в Америку, где также использовали ее как бактериологическое оружие с целью уничтожить коренное население мексиканских земель — через зараженную одежду, которую развешивали в лесу (способ, испытанный ими еще во время Реконкисты против жителей Кордовского халифата). В середине 16-го века в Бразилии, только в одной провинции, оспа убила около 100 000 человек. А вот в Северную Америку эту болезнь занесли англичане, и в 1616—1617 годах на Восточном побережье была зафиксирована крупнейшая эпидемия среди индейцев, в том числе практически полностью истребившая племя, жившее на территории нынешнего штата Массачусетс.

Сопроводительные рисунки к тексту из Флорентийского кодекса (1540—1585 гг.) Индеец науа страдает от оспы (эпоха завоеваний испанцами центральной Мексики)

Наибольшее распространение в мире оспа получила в 18-м веке. В отдельные годы в Европе ею заболевало до 10−12 миллионов человек, из которых умирало от 25 до 40%. Оспа не только убивала, она оставляла многих слепыми, и в подавляющем большинстве случаев буквально уродовала людей:

«Моровая язва или чума была более смертельна, но зато она посетила наш берег лишь однажды или дважды на памяти людей, тогда как оспа неотступно пребывала между нами, наполняя кладбища покойниками, терзая постоянным страхом всех тех, которые ещё не болели ею, оставляя на лицах людей, жизнь которых она пощадила, безобразные знаки, как клеймо своего могущества, делая ребёнка неузнаваемым для родной матери, превращая красавицу-невесту в предмет отвращения в глазах жениха», — писал английский историк Томас Маколей (19-й век).

Предупреждение о карантине натуральной оспы, Калифорния, приблизительно 1910 г

Источником инфекции является больной человек в течение всей болезни, причем независимо от того, какой формой оспы он болен, с сыпью или без (хотя тяжелая форма с обильными высыпаниями является особо заразной). Вирус в большом количестве находится в оспенных корках, но основной путь передачи — воздушно-капельный, а также воздушно-пылевой (передача при встряхивании инфицированной одежды, чем и пользовались испанские колонизаторы). Болезнь может принимать легкую форму или крайне тяжелую, с присоединением вторичных инфекций и осложнений (энцефалит, менингит, миокардит, трахеит, отит, слепота). При различных формах оспы поражается не только кожа, изменениям подвергаются и внутренние органы, происходят некрозы и кровоизлияния в костном мозге, некротический тонзиллит, иногда — поражение легких. Дистрофическим изменениям подвергаются почки, печень, сердце. Высыпания образуются не только на коже, но и на слизистых носоглотки, трахеи, пищевода, кишечника, желудка, в таких случаях пузырек быстро прорывается и образуется эрозия. Типичный случай начала оспы — температура до 40 градусов, резкая слабость, головная и мышечная боли, беспокойство, бессонница, боль в области поясницы и крестца, тахикардия, кашель, насморк. Сыпь появляется на 2−3-й день начала болезни, локализуясь на шее, груди и бедрах. Эта сыпь в среднем через сутки исчезает, и на 3−4-й день возникает собственно оспенная сыпь, быстро распространяющаяся по всему телу. Температура при этом падает — до 9−10-го дня, когда вновь повышается до 39−40 градусов, и начинается т.н. «нагноительная лихорадка». Состояние больного особенно тяжело именно в этот период. Улучшение наступает на 11−12-й день. С 16−17-го дня образуются корочки коричневого цвета, которые отпадают на 30−40-й день, оставляя после себя постепенно бледнеющие пятна и рубцы.

Знаменитый арабский врач Ибн-Сина, более известный нам как Авиценна, стал первым врачом, который описал оспу как заразную болезнь. Возбудитель оспы натуральной — variola virus — был впервые обнаружен Бьюстом (1886), а что же с открытием вакцины? Первые прививки от оспы существовали еще в Средневековье на Востоке, в 8-м веке в Индии, в 10-м — в Китае, они были известны в Сибири и на Урале, в Африке и Скандинавии. Т.н. вариоляция представляла собой прививку оспенного гноя из созревшей пустулы больного натуральной оспой. В 1718 году этот способ вакцинации привезла в Европу жена британского посла в Константинополе, привившая своего маленького сына. В Англии эта прививка была сделана семье британского короля Георга Первого. Вариоляция давала 2% смертности, но отказались от нее не только и не столько поэтому: она не давала гарантии и сама нередко вызывала эпидемии. Во Франции вариоляция была запрещена законом в 1762 году, Англия отказалась от нее в 1840-м.

В 1767 году 11-летний композитор Вольфганг Амадей Моцарт пережил вспышку оспы в Австрии

Открытие эффективной оспенной вакцины принадлежит английскому врачу Эдварду Дженнеру, который сделал в 1796 году прививку коровьей оспы (само слово «вакцина» происходит от латинского vaca — корова) восьмилетнему мальчику: болезнь принялась, развилась только на двух привитых местах, протекла нормально, через полтора месяца Дженнер привил уже натуральную человеческую оспу, которая не принялась. Был сделан вывод, что перенесение коровьей оспы сообщает невосприимчивость к натуральной. Через несколько лет оспопрививание стало обязательно в английской армии, в 1807 году в Баварии было объявлено обязательным для населения. В России, желая подать пример подданным, прививку сделала себе Екатерина Вторая (мальчик, у которого был взят материал, получил дворянство, фамилию Марков-Оспенный и герб с изображением руки с прививкой).

Открытие Дженнера позволило снизить заболеваемость оспой, но, так как прививалась только часть населения, эпидемии продолжались и в двух последующих веках. В начале 20-го века до Первой мировой войны в Европе бывали крупные вспышки этой болезни, но после войны ситуация значительно осложнилась — причем не только в Европе (где за один лишь 1920 год отмечено 167 300 случаев), но и в США. В 30-е годы заболеваемость удалось снизить, преимущественно за счет качественной и широкой вакцинации. Ослабление профилактических мероприятий привело к тому, что с 1943 года крупные эпидемии вновь охватили некоторые европейский страны (но не СССР, ликвидировавший оспу к 1936-му). Статистика третьей четверти 20-го века показывает, что число стран, где фиксировались случаи оспы, постепенно снижалось, как и число заболевших — хоть и весьма нестабильно. Так, если в 1950 году случаи фиксировались в 82 странах мира (216 555 заболеваний), то в следующем году — в 80 странах, но с гораздо большем числом больных (486 508) — эпидемия была в Азии; в 1952 году — 69 стран (154 734 больных), затем понижение, вновь вспышка в 1958-м (снова в Азии) — год, который стал для мировой борьбы с оспой особенным, к чему мы еще вернемся. Реальная разница становится заметна только в 70-х, когда статистика резко и стабильно пошла на убыль.

Статуя Сопоны, бога Йорубы, которая, по мнению местных племен, вызывает болезнь

Однако до того времени мировой борьбе с оспой предстояло пройти еще очень долгий путь. Существование открытой Дженнером вакцины не помогало победить болезнь в глобальном масштабе, оспа даже в начале 20-го века продолжала оставаться наиболее распространенной вирусной инфекцией. Самое поразительное, что, несмотря на этот факт, уже с середины 19-го века ни повестка международных конференций, ни сводка международных санитарных правил оспу в себя не включали. Только в 1926 году, на XIII Международной санитарной конференции, после жаркой дискуссии оспа была включена в список особо опасных болезней, хоть и с поправкой на то, что обязательная декларация требовалась только в случае эпидемий, но не отдельных случаев заболевания.

Тем временем развитие международных коммуникаций, повышая мобильность людей и вместе с тем усложняя проведение в таких условиях карантинных мероприятий, давало себя знать: очаги оспы существовали в Азии, Африке и Южной Америке, представляя возможную угрозу эпидемий при ослаблении предупредительных мер. В новых странах оспа появлялась ежегодно, становилось очевидным, что от ее завоза не застрахована ни одна страна.

В 1958 году на XI сессии Всемирной ассамблеи здравоохранения было принято внесенное советской делегацией предложение о ликвидации оспы во всем мире. Историческая резолюция установила проведение глобальной программы, в результате которой общими усилиями удалось постепенно побороть это заболевание. В 1971 году оспа была ликвидирована в Южной Америке, через четыре года — в Азии, еще через два — в Африке, где и был 26 октября 1977 года зарегистрирован последний случай оспы в мире. Еще ровно через год, день в день, ВОЗ объявила вирус оспы уничтоженным в природе. Сейчас он существует только в лабораторных условиях (что, кстати, оставляет потенциальную возможность заражения, как то случилось в Англии в 1973 и 1978 годах).

Карикатура, созданная в 1802 году, когда Эдвард Дженнер предложил делать вакцинацию животным, заболевшим оспой, чтобы защитить людей

Всемирную программу ликвидации оспы сделали результативной сыгравшие в комплексе факторы: четкая координация через единый центр (ВОЗ) и эффективное руководство действиями, снабжение качественной вакциной, вакцинация методами, исключающими погрешности в технике прививок, создание службы эпидемиологического контроля. На сессии ВОЗ, где была официально объявлена победа над оспой, отмечалась роль СССР в этом достижении как страны, не просто инициировавшей программу ликвидации оспы, но и деятельно участвовавшей в ее реализации. В истории мировой медицины это первый случай глобальной победы над одной из самых смертоносных инфекций.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *